Решение суда — Юридические советы

Решение суда — Юридические советы Pixabay

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу бывшего судьи Тракторозаводского районного суда города Волгограда Артура Дудникова, лишенного мантии в начале этого года после «сигнала» из ФСБ. Судью на основании материалов прослушки уличили во внепроцессуальном общении со знакомым адвокатом, заинтересованным в конкретном судебном решении. А за использование ненормативной лексики в разговоре Дудников удостоился отдельной порции обвинений.

Дудников прилетел в Москву на заседание Дисциплинарной коллегии ВС из Краснодара. После прекращения полномочий экс-судья с женой и тремя маленькими детьми покинул Волгоград и уехал жить к родителям.

В обоснование своей жалобы он указал, что столь суровое дисциплинарное взыскание накладывается лишь в исключительных случаях, которые должны устанавливаться квалификационной коллегией судей.

А инициированная в отношении него областным Советом судей проверка проводилась с существенными нарушениями.

Поводом для проверки стало сообщение из регионального УФСБ, которое летом прошлого года проинформировало судейское сообщество о внепроцессуальном общении Дудникова с волгоградским адвокатом Антоном Пономаревым. Оба были знакомы еще со времен совместной работы помощниками судей.

Согласно материалам, по инициативе Пономарева давние приятели активно обсуждали возможность облегчить положение некой Ирины Сударкиной, осужденной на 8 лет за убийство (ст. 105 УК РФ).

В частности, адвокат выяснял у судьи, можно ли его подзащитной провести меньший остаток срока не в колонии общего режима, а на принудительных работах. Дудников, следует из материалов, давал адвокату советы и обещал оказать содействие.

В УФСБ, основываясь на материалах оперативно-разыскной деятельности, пришли к выводу, что за нужное решение судья запросил и получил от адвоката 400 тыс. рублей.

Дисциплинарная комиссия Совета судей по итогам проверки пришла к выводу, что действительно имело место внепроцессуальное общение судьи с адвокатом.

В свою очередь областная ККС сочла, что дисциплинарный проступок, совершенный Дудниковым, выразился в числе прочего и в незаконном использовании статуса судьи в личных интересах. Кроме того, судье были предъявлены претензии за обилие ненормативной лексики в речи при общении с адвокатом.

В январе Дудникова, судью с почти десятилетним стажем, лишили мантии и пятого квалифкласса. ВККС не нашла оснований для отмены решения. Тогда экс-судья подал жалобу в ВС.

— Ваша честь! — обратился Дудников к председателю ДК ВС Сергею Рудакову. — Я возвращаюсь из отпуска, и тут мне говорят, что в отношении меня проводится проверка.

Хорошо, говорю я, дайте мне ознакомиться с материалами, и я отвечу на все вопросы.

Мне не отказывают, но по факту получается следующее — сегодня мне говорят про проверку, а уже назавтра приносят готовый приговор. Как будто бы всю ночь не спали…

Представитель ККС — судья Волгоградского гарнизонного суда Василий Боховко, выступавший по видеосвязи из Волгограда, был краток: «ККС находит, что процедура не была нарушена». Он, кстати, первые несколько минут регулярно путал фамилию своего процессуального оппонента и исправился только после замечания Рудакова.

  • В разговор вступила адвокат экс-судьи Виктория Коротаева:
  • — У моего подзащитного отсутствуют признаки правонарушения.
  • — Правонарушение — это уже из уголовного, — молниеносно среагировал председатель ДК.
  • — Прошу прощения, конечно же, проступка, — тут же исправилась адвокат.
  • Дудников и сам не давал себя в обиду.

— За мной ничего нет, какой личный интерес? За 400 тысяч я, получается, должен был договариваться с судьей, прокурором, ФСИН, с кем там еще… — рассуждал вслух экс-судья. — Есть только слова Пономарева, который придумал эту легенду, чтобы избежать ответственности.

В кулуарах корреспонденту L.R удалось пообщаться с Дудниковым (он действительно в разговоре не стесняется ненормативной лексики). По информации экс-судьи, Пономарева, что называется, «взяли» с деньгами на явном мошенничестве.

— Не знаю, что ему предложили, чтобы он принял в этом участие. Но вообще, это все давняя история, десять лет почти, — рассказал Дудников. — Волгоград — своеобразный регион, и нас, краснодарских, там почему-то не любят.

За то время, что я там работаю, выдавили всех, я оставался последний. По работе мне претензии трудно было предъявить, но вот нашли. И где логика? Мне приносят деньги, ладно.

Во-первых, где они? Но даже если они есть, то это взятка, статья 290 УК РФ, но мне не это же вменяют…

Тем временем из Волгограда подал реплику Боховко:

— У нас есть не только объяснения Пономарева, но и материалы ОРМ. Там в записанных разговорах, если исходить из контекста, явно речь идет о деньгах.

Рудаков как бы между прочим поинтересовался у Дудникова, почему он не стал, хотя и был дома, принимать от посыльных извещение о дате заседания дисциплинарной комиссии Совета судей, на котором рассматривался его вопрос. Но при этом в жалобе указывает на ущемление своих прав и невозможность участия в работе комиссии.

Дудников сообщил, что перенес болезненную операцию и на заседание в любом случае не смог бы явиться.

— Ну и потом, они были без удостоверений, без масок, а у меня вся семья тяжело переболела ковидом. А это незнакомые мне люди, — пояснил Дудников. — По почте мне почему-то не прислали ни одного извещения.

Судебное заседание длилось больше двух часов. Еще час тройка судей ВС провела в совещательной комнате. В удовлетворении жалобы Дудникову было отказано. У бывшего судьи есть месяц для обращения в апелляционную коллегию ВС. Впрочем, Дудников пока не уверен, что воспользуется правом на обжалование.

— Если в ВС не добиться справедливости, то где тогда? Не знаю, что буду делать дальше. Восемнадцать лет жизни выкинуто, — заметил он со вздохом в разговоре с корреспондентом L.R.

Как оценить перспективы дела: советы юристов

19.05.2021

Эксперт: Андрей Корельский Источник: Право.ru Время чтения: 24 минуты

Решение суда — Юридические советы Иллюстрация © Право.ru Анализ практики, доказательств и фактов –неотъемлемые элементы оценки перспектив судебного процесса. Но значение имеют и другие факторы – от адекватности клиента до личности судьи. На что смотреть, чтобы понять, насколько успешным может быть дело, как правильно сказать об этом доверителю и когда от дела лучше отказаться, рассказали представители ведущих юрфирм.

«Белые пятна» конфликта

«На старте проекта мы должны понимать, что нам предстоит, – направить кейс в русло имеющейся судебной практики, ломать ее или создавать такую практику с нуля?»– говорит Григорий Захаров, управляющий партнер Orchards. Алгоритм оценки перспектив процесса зависит, прежде всего, от сложности дела, отмечает Вера Рихтерман, партнер Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры. Если спор простой, будет достаточно последовательно ответить на ряд вопросов о наличии нарушенного права, соблюдении срока исковой давности, наличии доказательств нарушения, соблюдении претензионного порядка и иных понятных и стандартных вещей. Сложные дела оценить труднее. «Нужно принимать во внимание внешние факторы: резонанс и значимость дела для формирования судебной практики, позицию СМИ и общественности, личность и линию возможного поведения оппонентов. Надо заранее просчитывать предполагаемую позицию оппонентов, учитывать риски появления новых, не известных до этого обстоятельств, анализировать не только сложившуюся практику, но и тенденции и риски изменения законодательства и судебной практики», – говорит она.

Но и клиенты делятся не всей важной информацией. «Белые пятна» в истории, которую вам рассказал клиент, – один из самых значимых факторов, – замечает Максим Кульков, управляющий партнер Кульков, Колотилов и партнеры. – Эти пятна могут окраситься в самые неожиданные цвета по ходу процесса».

Доверители, участвуя в конфликте, зачастую излагают обстоятельства дела в благоприятном для себя ключе и предоставляют лишь ту информацию, которую они считают необходимой, и которая, по их мнению, помогает им в споре, признает Алена Косина, юрист АТ Юридическая фирма.

Юристам надо объективно проанализировать факты, задать клиенту как можно больше вопросов, а также выяснить позицию оппонентов. Важны и доказательства.

Ключевой вопрос для оценки шансов конкретного дела: «Достаточно ли имеющихся доказательств для защиты позиции клиента?»

«Он рассказывает, как обстоит дело, будучи уверенным в своей правоте, но когда мы просим предоставить документы, то получаем ответ, что доказательств нет», – делится Косина.

При этом, отмечает она, многие клиенты не знают, что условия устного соглашения между сторонами нельзя подтвердить свидетельскими показаниями, а письменные доказательства зачастую не всегда удается предоставить суду.

«Практика оценки электронной переписки – email, мессенджеры и прочее – в российских судах только формируется, и «золотым стандартом» все еще остается предварительное удостоверение такой переписки нотариусом», – говорит Косина.

Опора на практику

Правоприменительная практика и позиции высших судов существенно влияют на оценку шансов в споре. Хотя в России формально прецеденты не являются источником права, суды активно следуют позициям высших судов и применяют их, замечает Косина.

«Если есть положительная судебная практика, задача команды будет подкрепить ее вашим делом в русле единообразия», – говорит Андрей Корельский, управляющий партнер КИАП.

Если имеется отрицательная судебная практика, вызовом для судебных юристов будет ее изменение, тем более, если она, по их мнению, ошибочна. Также сложны дела, по которым пока нет никакой практики.

Проекты, успешный финал которых возможен при условии создания или изменения практики, – самые интересные: это высший пилотаж в разрешении споров, считает Захаров. По его словам, практику анализируют как в целом, так и применительно к конкретному округу, суду и даже конкретному судье.

  Убедить судью-формалиста разобрать по крупицам экономическую суть конкретного правоотношения или, наоборот, выиграть по формальным основаниям в процессе у «передового» судьи – вдвойне ценно и требует обстоятельной подготовки.

Григорий Захаров, управляющий партнер Orchards

Когда российская цивилистическая доктрина не дает всех ответов, приходится искать релевантные конструкции в зарубежных правопорядках и адаптировать их в средства защиты, понятные российскому правоприменителю», – говорит он.

Кто оппонент

Еще один значимый фактор, от которого зависит перспектива спора, – кто другая сторона, говорит Максим Кульков. «Если это известные «заносчики», друзья Кремля, криминальные авторитеты и прочие подозрительные лица, то ожидай небеспристрастности суда», – предупреждает он. В любом случае полезно знать, кто будет представлять другую сторону.

Требуется досконально знать своего противника, его сильные и слабые стороны, считает Сергей Коновалов, старший юрист Saveliev, Batanov & Partners: «Полезно изучить другие конфликты с участием оппонентов и найти союзников, рассмотреть любые win-win сценарии, например, мирные переговоры, даже в самых ожесточенных противостояниях».

«Если на старте проекта понятна стратегия оппонента или известна команда его юридических консультантов, это дает возможность продумать план контригры против конкретного соперника», – говорит Захаров.

Кроме того, свою роль могут сыграть репутация и позиции сторон конфликта на рынке в целом или в своем сегменте и информационная составляющая в виде ожидаемого резонанса, считает юрист. Он советует оценить потенциальную эффективность использования судебного пиара.

  • Но главное при наличии прочих факторов – правовая позиция, в которую ваша команда верит и готова отстаивать до Верховного суда, а иногда и до ЕСПЧ, считает Корельский: «Сложно успешно вести дело, если нет веры в свою позицию».
  • Что могут технологии

Кульков говорит, что не существует специальных инструментов, которые помогут спрогнозировать исход дела. Главное, что принимается во внимание, – не инструменты, а сама история дела и ее подкрепление правом и допустимыми доказательствами. 

Прогнозировать российскую судебную практику – дело довольно неблагодарное, признает Корельский: «О ее единообразии и предсказуемости пока мы слышим лишь одни разговоры с высоких трибун». Но программисты пытаются создать инструменты, которые бы прогнозировали исход дела.

Читайте также:  Можно ли уменьшить размер алиментов? — юридические советы

Некоторые IT-платформы на основе больших данных делают первые попытки в этом направлении. На Западе это платформы Lex Machina, Premonition AI и другие.  В России предсказывать исход дела «пробует» Casebook, правда, с переменным успехом.

Судить о точности таких прогнозов пока сложно, поскольку это стартапы, закладывающие основы IT-аналитики, считает Корельский.

Перспективы сложных комплексных споров математически просчитать достаточно трудно и для этого, безусловно, требуется квалифицированная юридическая помощь как для решения нелинейных задач, говорит Вера Рихтерман. 

Пока инструменты Legal Tech не способны точно спрогнозировать, например, результаты судебной экспертизы, выводы которой могут иметь ключевое значение для дела. Но для качественной проработки процессуальной стратегии юристы уже не могут не использовать Legal Tech решения, которые позволяют собирать статистику по рассмотрению конкретной категории споров, в том числе у конкретного судьи.

Вера Рихтерман, партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Когда сказать «нет»

В некоторых случаях юристы могут отказать клиенту. Ситуация может быть неоднозначной при плохих перспективах дела, но в этом случае решать чаще все равно приходится клиенту.

Так, Иван Веселов, партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, говорит, что в компании могут взяться за любой спор, но если на этапе оценки перспектив будущего судебного разбирательства становится ясно, что шансов выиграть мало, то говорят об этом прямо клиенту. Он, имея перед собой все «за» и «против», уже принимает окончательное решение.

Другие юрфирмы и вовсе не берутся за малоперспективные дела, в частности, из репутационных соображений. «Даже если все предупреждения есть в соглашении, а дело совсем неперспективное, клиент в итоге скажет «мой юрист или моя юридическая фирма проиграли дело другим юристам из другой юридической фирмы», – поясняет управляющий партнер INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Евгений Шестаков.

Цель судебного разбирательства не всегда победа. Иногда это эффективный инструмент переговорного процесса.

Иван Веселов, партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP

Другие возможные цели, кроме победы в суде, – это отложение негативного результата, снижение размера денежных требований, создание прецедента или преюдиции для других споров, мировое соглашение и другое.

Еще одна причина отказаться от дела – юридический конфликт интересов. Его нельзя игнорировать. Тем более, если речь об адвокатском бюро – тут ему грозит не только репутационный ущерб, но и дисциплинарная ответственность, отмечает Корельский. Еще одна причина отказа от дела – этическая.

«Это токсичные кейсы по правовой фактуре или по репутации клиента», – говорит Корельский.

Максим Кульков также отмечает, что отказывается от дела в случае, когда надо идти против себя и «доказывать, что черное – это белое, там, где самому очевидно, что клиент –  жулик, а надо выставлять его в белом свете».

Кульков скажет «нет» и делу, в котором придется идти против наиболее оголтелых представителей криминального мира. Также, возможно, стоит отказаться от клиента, который с самого начала торгуется по каждому поводу, выставляет множество условий и постоянно меняет их.

Перспективы: говорим откровенно

Юристы стараются объективно говорить о перспективах дела с доверителем. «Говорить правду всегда легко и приятно, пусть даже неприятную для клиента», – констатирует Корельский.

С этим согласен Веселов: «Подобный подход позволяет нам избежать разногласий, связанных с ожиданиями клиентов, а нашим клиентам – принять взвешенное решение». Но и сгущать краски не стоит, считает Максим Кульков: это может спугнуть и не поможет в случае проигрыша.

Расчет на «я же предупреждал вас, что дело гиблое, вот я и проиграл его» не работает, говорит он. 

У подхода «рассказывай как есть» есть преимущества и недостатки, признает Захаров. Доверитель начинает – возможно, не сразу, а на дистанции или даже по завершении проекта – особо ценить открытость, последовательность и адекватность консультанта.

Но если клиенты ожидают «сверхпозитива» и не получают его, они могут выбрать другого консультанта. «На этот риск мы идем осознанно: нам важнее отвечать за свои слова, чем любой ценой получить контракт и менять акценты уже по ходу движения проекта».

Рихтерман отмечает, что при обсуждении перспектив дела с клиентом важно дать полноценную картину всех возможных способов защиты, перспектив каждого из них.

«Необходимо выделить возможные риски, оценить не только шансы на победу, но и обозначить сроки рассмотрения дела, издержки процесса, вероятность исполнения судебного акта и другие вопросы, которые имеют ключевое значение для принятия бизнес-решения о дальнейших шагах и могут повлиять на решение доверителя», – говорит Рихтерман.

Представить полноценную оценку перспектив процесса поможет меморандум по стратегиям защиты, который составляется в самом начале проекта. Как рассказывает Коновалов, «с помощью меморандума клиенту легче воспринимать все возможные итоги судебного процесса и, убрав эмоции, понять объективные причины, по которым были выбраны конкретная стратегия и тактика». 

Ирина Кондратьева

Если компания не выполняет решение суда: неизбежные последствия

В нашей отечественной судебной практике сформировался «порочный» тренд, согласно которому многие организации, выступавшие в ходе судебных разбирательств в качестве ответчиков, в конечном итоге предпочитают уклоняться от ответственности, которую для них определил арбитражный суд. Здесь возникает сразу несколько проблем.

Во-первых, имидж отечественной судебной системы находится под ударом. Люди неспроста говорят: «Да, на что нужна наша судебная власть, если от нее хорошего ничего нет». Во-вторых, виновные остаются безнаказанными, а истцы – без удовлетворения их требований. Скажем так, положение не самое благоприятное.

Возникает множество вопросов: как добиться от таких «уклонистов» выполнения своих обязанностей по решению суда, что делать, если этот ответчик задолжал крупную сумму денег, позарез нужную для решения хозяйственных задач, естественно, какие инструменты воздействия будет использовать суд для того, чтобы заставить виновного нести наказание? В рамках нашей статьи мы постараемся ответить нашим клиентам по услуге «облачные решения 1С» на данные вопросы.

Из-за чего компании судятся

Причин для споров между двумя организациями может быть большое множество. К примеру, ООО «Гефестио» выиграло тендер на поставку строительных материалов, а также на выполнение строительных работ. Ее заказчиком становится ООО «Прима», с которой они заключают соответствующий договор.

По истечении времени выясняется, что Исполнитель не имеет материальной возможности выполнить заявленный перечень работ, а также предоставить полный список необходимых для этого материалов.

В этом случае Заказчик, если нет другого пути решения данного вопроса, обращается в арбитражный суд с иском, согласно которому он требует завершения работ, а также финансовой компенсации за срыв сроков. На первый взгляд может показаться, что у ООО «Гефестио» нет другого пути, как подчиниться решению суда, которое заведомо будет на стороне ООО «Прима», но это не совсем так.

В наших российских реалиях случается и такое, когда решения судов по удовлетворенным искам некоторое время просто игнорируются ответчиками. Их можно косвенно понять – если бы в компании не было никаких проблем, то тогда, скорее всего, все обязанности по договору были выполнены точно в срок и поставки товара бы не срывались.

Следовательно, проблема лежит глубже, а именно на этапе заключения контракта. Недобросовестные ответчики, на которых возложена обязанность выполнить решение суда и понести ответственность, не понятно, на что рассчитывают. Возможно, они надеются на то, что суд и сам Заказчик «забудут» о конфликте и все вернется на круги своя. Это суждение из логики русского «авось».

Меры воздействия

В УК РФ есть статья под номером 315 «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта». На нее имеет право сослаться «обиженный» истец, если он не получит должного отклика от той организации, которая саботирует судебное решение. Ответственность для такой фирмы по указанной статье назначается суровое.

Если быть точнее, то виновные: «…наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет». При этом возникает вопрос: «Как добиться у незадачливого поставщика повторного исполнения приговора»? Разумеется, без инициативы истца никто из сотрудников судебных органов не пойдет самостоятельно проверять, насколько точно выполняется или не выполняются решения. Истец, в нашем случае, ООО «Прима» имеет право обратиться в полицию с заявлением о принудительном исполнении решения суда. Как правило, на такие обращения правоохранительные органы откликаются достаточно быстро и все равно заставляют виновных отвечать по Закону. С другой стороны, никто не исключает той возможности, когда лицо, ответственное за происходящее (директор), может просто исчезнуть из поля зрения, подавшись в бега. В этом случае будет возбуждено новое уголовное дело и такого директора объявят, как минимум, в федеральный розыск, может, и в международный по линии Интерпола.

Отсутствие возможностей

Бывает, что неисполнение решения судов вызвано недобросовестностью ответчиков. В отечественной судебной практике есть немало случаев, когда компания в силу материальных трудностей просто не имеет возможности покрыть все финансовые расходы или провести обязательные к выполнению работы.

Проблема заключается в том, что факт такой «недееспособности» еще необходимо доказать, пройдя процедуру банкротства, про что иногда «забывают» нерадивые Ответчики. Как правило, данную услугу оказывает множество центров юридических консультаций в крупных городах страны, но она также стоит определенных затрат.

Дабы лишний раз не платить, горе-Исполнители могут предпринять попытки «помириться» с Заказчиком, если на то есть возможность. Признаться, нам известно несколько таких случаев, когда обе стороны «забывали» о произошедшем конфликте, а решение суда по компенсации ущерба так и оставалось неисполненным.

Фактически, судебный орган об этом ничего не знает и, скорее всего, знать не будет, но все зависит от содержания его решения. Если он просто обязал Ответчика выполнить необходимые работы, то, да, «договориться» как-то получится, но если суд наложит на него штраф, то государство будет ждать этих денег.

Не заплатить их – значит, найти «приключений» на свою голову.

«Долгоиграющая пластинка»

Если вернуться к статье 315 УК РФ, то можно обратить внимание на то, что она требует определенных доказательств. Скажем, если гражданин похитил человека и содержит его в неволе – то данное преступление автоматически является нарушением закона (есть факт).

В нашем же случаи, суды дают компаниям определенный срок на исполнения приговора. В зависимости от объема обязательств эти сроки могут варьироваться в пределах от одного месяца до полугода. Беспокойство истца здесь справедливо.

Читайте также:  Налог с дивидендов — Юридические советы

Предположим, две наши фирмы не смогли договориться, после чего ООО «Прима» в течение 6 месяцев ожидает от ООО «Гефестио» проведения всего обговоренного объема работ, а также выплаты материального ущерба. Проходит месяц, затем еще месяц, квартал позади, а никаких действий виновная компания не предпринимает.

Если ООО «Прима» вновь обратится с иском в суд, ссылаясь на статью 315 УК РФ, то этот иск будет отклонен, т.к. не вышел срок исполнения решения суда. Более того, нередки случаи, что суды не признают сразу даже истекший срок – объяснить, почему это происходит, довольно затруднительно.

В этом случае мы рекомендуем компаниям, оказавшимся в подобной ситуации, еще в ходе первого разбирательства настаивать на том, чтобы обвиняемые в максимально сжатые сроки выполнили свои обязательства, дабы не сталкиваться с «просрочками» в будущем.

Персональная ответственность лиц

Арбитражная судебная практика предполагает то, что сторонами разбирательства являются два юридических лица. Наш случай попадает под это правило, но не стоит забывать, что за каждой компанией стоят должностные лица, которых персонально могут привлечь к ответственности по нашей 315 статье УК РФ.

В частности, речь идет не только о директоре, но всех других сотрудниках компании, должностные функции которых предполагают фактическое исполнение приговора. Опять же ООО «Гефестио», предположим, обязали выплатить штраф в пользу государства за неисполнение обязательств по договору.

Генеральный директор компании, не желая иметь проблемы с Законом, распоряжается перечислить эти деньги в пользу государства и делегирует обязанность фактического исполнения перевода своему главному бухгалтеру.

Предположим, что в силу некоторых обстоятельств, главный бухгалтер не проводит данный платеж (да, пример довольно странный, согласны, однако он описывает особенности данной статьи).

Спрашивается, кто в этом случае будет виноват? Ответ простой: и директор, и главный бухгалтер, но только в том случае, если у директора не будет алиби в виде письменного распоряжения о переводе денег.

Такие бумаги едва ли кто-то составляет (неужели каждое распоряжение документировать?), ввиду этого директор также будет привлечен к ответственности. Главный бухгалтер в данном случае не остается без внимания, т.к. единолично или же в сговоре с третьими лицами препятствует исполнению решения суда. Его могут снять с должности, привлечь к обязательным исправительным работам, назначить штраф, а также запретить работать на соответствующей позиции в течение определенного срока.

Выводы

На основании вышеизложенного мы приходим к выводу, что текущая практика исполнения судебных решений требует существенных доработок. Во-первых, требуется фиксировать в решениях судов ответственных лиц, кто будет следить за исполнением приговоров.

Во-вторых, необходимо разработать механизм, который позволит заблаговременно определять «уклонистов». В-третьих, важно ускорить процедуру повторной подачи иска, в случае, если виновный не исполняет предыдущее решение суда. Это позволит решать сложившуюся проблему в более короткие сроки.

Сейчас же подобные конфликты между компаниями могут длиться годами.

Желаем Вам плодотворного сотрудничества со своими контрагентами!

Юридический лайф-хак. Как гарантированно заставить суд обратить внимание на правовую позицию, изложенную в отдельном судебном решении ВС РФ

Популярное сегодня слово  «лайф-хак»  ( от англ. life hacking), как пишет  Википедия, означает «хитрости жизни», «народную мудрость» или полезный совет, помогающий решать бытовые проблемы, экономя тем самым время.

В 2011 году термин появился на онлайн-страницах «Оксфордского словаря».

Лайфхак призван решать проблемы достаточно большого количества людей, экономить их время, силы и деньги. При этом лайфхак – это не создание нового (не изобретение колеса), а оригинальное применение существующего, например, «Как из колеса сделать садовый столик?»

В юридической практике тоже имеются множество своих специфических лайфхаков. Об одном я хочу сегодня рассказать.

Очень часто при написании иска, заявления, возражения на иск возникает необходимость ссылки на правовую позицию, которая изложена в отдельном судебном  решении (имеется в виду решения Верховного суда РФ).

После того, как в нескольких делах суды попросту говоря, «не заметили», или не обратили внимание, на мои доводы. в число которых входили правовые позиции ВС РФ, изложенные в отдельных судебных решениях, в частности,  при рассмотрении спора по земельным отношениям, стало понятно, что надо что-то изменить, чтобы избежать подобного в будущем.

Принято считать, что обязательными для нижестоящих судов являются выводы правоприменительной практики, изложенные в Вестнике Верховного Суда РФ. обзорах судебной практики и Постановлениях Пленума ВС РФ. Если делать ссылку на примеры, изложенные в этих документах, в обоснование своих требований, то это считается нормальным и допустимым явлением.

Но как быть, если по конкретному делу, по которому готовится иск, имеется отдельное судебное решение высшей инстанции, полностью подтверждающее требования, но не попавшее в заветный список.

Мало того, именно оно является дополнительным а иногда и основным аргументом в споре, без которого мотивация иска уже не может считаться достаточно убедительной.

Ожидать, когда нужное решение окажется в одном из перечисленных документов, можно сколько угодно, но в итоге оно туда вообще может не попасть, а время будет упущено.

Очень часто в тексте иска помимо перечисления доказательств, правовых норм, выводов правоприменительной практики в качестве дополнительного довода часто имеется ссылка на конкретное решение Верховного суда РФ (чаще всего это кассационное определение по конкретному делу), и цитата из решения о том, как следует применять ту или иную статью закона.

При этом, ссылаясь в качестве дополнительного аргумента на решение ВС РФ по конкретному делу. для привлечения внимания суда указаны реквизиты судебного акта, выдержки из него процитированы в объяснениях,  в прениях, объяснения, выступления в письменной форме приобщены к делу, но все впустую. Суд не принял во внимание вашу аргументацию.

Чем суды обосновывают подобные действия?

Иногда ничем, они вообще не замечают ни самого решения, ни позиции, высказанной в нём.

Часто суд в решении указывает, что истец, ответчик, третьи лица участия в деле, на решение по которому имеется ссылка, не принимали. следовательно, оно не имеет преюдициального характера и не может быть использовано в настоящем деле. 

Также судья вообще может сказать что у нас не прецедентное право, и ссылаться на отдельное решение, пусть даже и Верховного суда не стоит. что каждое дело разбирается отдельно, с учетом всех имеющихся обстоятельств и т.д.

Поэтому именно такая подача материала в большинстве случаев не работает.

Как быть в таких случаях?

Во-первых, участвующих в деле не должны смущать такие отказы. Единственная задача, которая всегда стоит перед адвокатом — это качественно делать свою работу и использовать для этого все возможности.

Во-вторых, нужно помнить и соблюдать три принципа, они общеизвестны и в разъяснениях не нуждаются. Это — доступность материала, его наглядность и убедительность. Подчеркну, что убедительность именно в форме, а не только по содержанию. Как это выглядит применительно к нашему случаю?

Из собственного опыта могу сказать, что в большинстве случаев позиция судьи по конкретному делу формируется на 80 % уже в процессе изучения искового заявления. или другого поданного документа и приложенных к нему доказательств. 

  • По тому, как составлен иск или иной процессуальный документ, как в нем изложены факты и представлены доказательства, какие заявлены ходатайства, само его оформление, в том числе наличие грамматических ошибок, а также исходя из личности заявителя, его представителя,  судье практически сразу становится понятно, с кем ему придется иметь дело, и как высоко эти лица могут пойти по лестнице судебных инстанций в случае получения отказного решения.
  • Что же нужно сделать, чтобы достичь желанной цели?
  • Прежде всего нужно разобраться с доказательствами по делу, и точно определить, что решение Верховного суда РФ полностью подтверждает  позицию, которая изложена в иске, что оно в настоящее время не утратило свою актуальность.

Запрета на то, чтобы в своих доводах ссылаться на судебный акт вышестоящей судебной инстанции, не существует. Суды очень часто употребляют фразу, что «запрета на это действующее законодательство не содержит», Воспользуемся этим.

Для начала нужно распечатать текст судебного решения Верховного суда РФ отдельным экземпляром. Можно конечно, просто распечатать в Ворде, взяв текст судебного акта из того же «Консультанта» или «Гаранта».  Но это будет выглядеть не так убедительно, как хотелось бы. 

На сайте Верховного суда РФ имеется специальный раздел — тексты судебных актов (http://test.vsrf.ru/indexA.php)

Именно оттуда нужно скачать текст нужного Вам судебного решения, он скачивается в формате PDF, и после его распечатать постранично.

Как известно, тексты судебных актов ВС РФ имеют специфичную форму оформления, в ник практически отсутствует (в отличие от того же «Консультанта»)  деперсонификация, имеются подписи судей.

  В качестве источника полученного документа, после текста  можно вставить ссылку страницы с сайта ВС РФ, с которой скачано решение.

Затем выделить маркером нужную часть текста. Не стоит выделять много, достаточно одного-двух предложений по существу.

Затем приложить этот текст судебного решения вместе с другими приложенными документными к иску и соответственно, включить его в приложения к иску. И после направить в суд обычным порядком.

Делать это нужно именно на этапе подачи иска, потому что потом такое решение уже в материалы дела в ходе рассмотрения  приобщить достаточно сложно.

Теперь ссылаясь на правовую позицию Верховного суда, после её изложения указать в скобках лист дела и абзац на странице (л.д. №№).

  1. Для чего это нужно?
  2. Если просто указать в иске реквизиты судебного решения и процитировать его, не факт, что судья захочет его самостоятельно искать в Консультанте и тем более читать его полностью, вникая в его смысл.
  3. Но если решение, приложенное в нужной форме, будет в материалах дела, и будет ссылка на страницу и даже абзац, который к тому же будет выделен и заметен, то вероятность того, что судья прочитает данную позицию и примет её во внимание, многократно повышается.

Кроме того, если в иске отказывают, или же пишется жалоба в вышестоящую инстанцию, то в документе также можно ссылаться на это судебное решение и указывать страницы дела, где имеется нужный текст. Который уж точно прочитает судья вышестоящей инстанции. Потому что оно уже есть в деле и искать его дополнительно не нужно. Это кирпичик в фундаменте, основа будущей апелляции и кассации.

И это обстоятельство суд тоже понимает.

Поэтому суды всячески препятствую приобщению к материалам дела сторонних решений, если они не вписываются в их позицию по конкретному делу, так как прекрасно знают, что по причине большой загруженности что-то дополнительно изучать помимо материалов дела никто из судей вышестоящих судов не будет.

Все очень просто. Все доказательства содержатся только в материалах дела. Поэтому задача — добиться чтобы к окончанию рассмотрения дела в суде первой инстанции в материалах дела были все  возможные доказательства, которые имеются к этому времени.

  • Всегда можно возразить, что отдельные судебные постановления того же Верховного Суда РФ по конкретным делам не являются обязательными для нижестоящих судов, кроме тех, чьи судебные акты были отменены этими постановлениями.
  • Соглашусь, что такое бывает и очень часто.
  • Но главная задача в любом деле — приложить максимум усилий для поддержки своей позиции, и то, что  предлагается сделать, никогда не будет лишним.
Читайте также:  Льготы для жителей крайнего севера — юридические советы

А как потом будет развиваться  дело, доподлинно неизвестно. Поэтому заранее предсказывать о негативном итоге рассмотрения дела не стоит. Известно достаточно примеров, когда решения судов отменялись только после рассмотрения жалобы Председателем ВС РФ, после решения Конституционного Суда РФ, а в некоторых случаях и ЕСЧП, как например, дело  «Штукатуров против РФ».

Желаю всем успеха в нашем нелегком труде.

Адвокат Нестеров Сергей Николаевич, Ивановская обл., г. Тейково.

Несправедливое решение суда — 40 советов адвокатов и юристов

Что следует понимать под судебной ошибкой?

Судебная ошибка – вынесенное с нарушением норм права и (или) необоснованное судебное постановление, которое было отменено (изменено) вышестоящим судом.

Обратите внимание на ключевую фразу, используемую в определении — постановление должно быть отменено (изменено) вышестоящим судом.

Это означает, что ошибка должна быть установлена компетентным органом, т.е. имеющим полномочия квалифицировать наличие либо отсутствие правильности применения закона.

Согласитесь, высказывание вашего соседа о том, что суд, заняв позицию его оппонента в споре, при вынесении решения по делу допустил ошибку, нельзя назвать надлежащей оценкой законности и обоснованности решения. В этом случае мнение соседа будет являться не больше, чем субъективной критикой.

  • Мы уже привели краткое и понятное для человека без специальных познаний в области права определение «судебной ошибки». Чтобы окончательно уловить его смысл, представим себе следующую логическую формулу:
  • Вынесение судебного постановления с нарушением закона + отмена вышестоящим судом = судебная ошибка.
  • Вообще, допущенная при разрешении гражданского спора, а уж тем более при рассмотрении уголовного дела, ошибка является больной темой для судейского сообщества, и не только для него.

Признавать допущенную ошибку всегда сложно. Даже для простого человека это определенное противопоставление собственного «Я» результатам своей деятельности. Многие просто неспособны согласиться с тем, что они были не правы и допустили ошибку в суждения, действиях, высказываниях, своем выборе и т.д.

Что уж тут говорить о людях, которые выступают от имени государства и непосредственно реализуют его волю. Ведь неправильное решение государственного органа многими может расцениваться, как ошибка самого государства. Конечно, государство является несколько абстрактным субъектом ошибки, и за ним всегда стоят определенные люди, которые не горят желанием терять свое место «под солнцем».

Законность и обоснованность решения суда

Законность и обоснованность – основное требование, предъявляемое обществом и законом к судебному решению.

Для лучшего усвоения, что такое судебная ошибка, необходимо понимать, в чем различие между незаконностью и необоснованность судебного постановления.

Когда решение суда незаконно?

Решение суда является незаконным, когда при рассмотрении и разрешении дела судом нарушены, неправильно применены нормы материального и (или) процессуального права.

В рамках настоящей статьи мы не будет разбирать, что понимается под нарушением или неправильным применением норм, когда считаются нарушенными или неправильно примененными нормы материального, а когда процессуального права. Это тема, заслуживающая отдельного внимания.

Единственное необходимо отметить, что, в отличие от необоснованности, незаконность судебного постановления является предметом рассмотрения судов всех инстанций.

Когда решение суда необоснованно?

Решение суда считается необоснованным в случае, если:

  1. Суд неправильное определил юридически значимые обстоятельства, имеющих значение для дела;
  2. Суд установил юридически значимые обстоятельства, но имеет место их недоказанность;
  3. Изложенные в решении выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Под юридически значимыми обстоятельствами понимаются обстоятельства, имеющие значение для дела, т.е. обстоятельства, которые необходимо установить для его правильного рассмотрения и разрешения.

Несоблюдение такого критерия, как необоснованность решения суда, является основанием для его отмены или изменения, но только в апелляционном порядке.

Для кассационного пересмотра с последующей отменой (изменением) судебных постановлений нижестоящих судов (или одного из них) предусмотрены несколько иные основания. Кассационная инстанция занимается вопросами правоприменения нижестоящими судами норм права.

Высокий уровень в судебной системе, который занимают кассационные суды, определяет их функции в форме контроля за недопущением со стороны судов первой и апелляционной инстанций существенных нарушений норм материального и процессуального права.

При этом, чтобы такие нарушения стали предметом рассмотрения в кассационном суде, они обязательно должны повлиять на исход дела, не устранение нарушений должно делать невозможным восстановление и защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защиту охраняемых законом публичных интересов.

Итак, немного разобравшись, что понимается под судебной ошибкой, когда решение является незаконным, а когда необоснованным, попробуем ответить на вопрос: имеет ли суд право ошибиться.

  Наказания за нанесение побоев на основании статьи 116 УК РФ

Инстанции для обращения

Первоначально подается жалоба на судью председателю суда. Если вопрос находится в его компетенции и не требует взыскания, то меры непосредственный куратор примет самостоятельно. Другие случаи:

  • Заявление будет переадресовано Квалификационной коллегии судей (ККС), которая является основной инстанцией для рассмотрения подобных обращений.
  • При отсутствии в действиях судьи дисциплинарного проступка претензия будет отклонена. Если этот результат не устраивает заявителя, то он может самостоятельно подать жалобу ККС.
  • Почечный чай — инструкция по применению. Состав травяного сбора для почек, свойства и показания к приему
  • Безоперационное лечение паховой грыжи у мужчин
  • Как варить земляничное варенье

Квалификационная коллегия судей

Санкции ККС по отношению к сотруднику суда, допустившему неправомерные действия:

  • Замечание. Дается за незначительные проступки.
  • Предупреждение. Выносится за более серьезное нарушение или неоднократные замечания.
  • Прекращение полномочий. Наступает после ряда предупреждений или тяжелого проступка (например, получения взятки). В последнем случае может быть возбуждено уголовное дело, которое будет курировать Следственный комитет России. На это потребуется санкция ККС, так как закон гарантирует служителям Фемиды неприкосновенность. Подозреваемый имеет право оспорить решение Высшей квалификационной комиссии.

Другие

Если заявитель не удовлетворен ответом из ККС, он может пожаловаться в другие инстанции:

  • В прокуратуру. Обращение к этой структуре имеет смысл, если стражем закона совершено уголовно наказуемое действие. В остальных случаях жалоба на судью в прокуратуру эффективной не будет, потому что применение дисциплинарных мер в компетенцию этого ведомства не входит.
  • К президенту России. Такое обращение допустимо только при ситуации, когда все предыдущие запросы (председателю суда, в ККС и прокуратуру) не привели к желаемому результату. Причина для заявления должна соответствовать высокому уровню рассмотрения и требовать вмешательства президента. Например, это может быть необъективность стража закона или его действия в интересах представителей местной власти.

Имеет ли суд право на ошибку?

Если быть до конца точным, речь пойдет не о праве суда, как о возможности реализовать волю государства, а о допустимости ошибиться и быть в последствии исправленным в своей неправоте.

Ответ на поставленный вопрос будет неоднозначным, и вот почему.

Отвечая на этот вопрос, большинство из нас конечно же выскажется за то, что суд не имеет права на ошибку. А как иначе? Он же суд, причем самый гуманный во всем мире.

Однако, отсутствие права на совершение ошибки не всегда означает невозможность совершить ее.

Чтобы избежать обширных дискуссий вокруг достаточно сложной темы, для ответа на поставленный вопрос отсечем философские версии и обратимся к букве закона.

Конечно же, в законе нет прямого указания на возможность суда ошибаться, но предусмотрен механизм, который регламентирует исправление ошибки. В свою очередь, данное обстоятельство означает, что возможность ошибки, если она все же имела место, подразумевается.

Давайте в очередной раз обратимся к главному закону, регламентирующему осуществление гражданского судопроизводства.

Гражданский процессуальный кодекс РФ устанавливает возможность обжалования судебных постановлений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке. В последнюю инстанцию (надзорную) могут быть обжалованы судебные постановления ограниченного круга.

Таким образом, гражданский процесс предусматривает возможную многоэтапность разрешения представленной в суд спорной ситуации. Вышестоящий суд надзирает за нижестоящим, по жалобам проверяет законность и обоснованность принятых им постановлений, наделен правом исправлять допущенные ошибки.

  1. Такая система представляется абсолютной правильной, ничего лучшего пока во всем мире не придумали.
  2. Аналогичный подход используется практически во всех процессуальных отраслях, за исключением одной.
  3. Согласно статье 18 Конституции РФ, судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.
  4. Упомянутым исключением является конституционное производство, где не предусмотрено обжалование решений Конституционного Суда РФ.

Предоставляя право на обжалование судебных постановлений в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, государство тем самым условно допускает возможность совершения судебных ошибок. Почему условно? Потому, что условием такого допущения является обязательное исправление состоявшейся ошибки и недопущение нарушения чьих-либо прав.

Теперь самое время немного разобраться в причинах совершения таких ошибок.

Степень ответственности и наказание

Санкционная часть ст. 305 УК РФ определяет меру наказания для судей, виновных в вынесении неправосудных приговоров:

  1. Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта —

наказывается штрафом в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырёх лет, либо лишением свободы на срок до четырёх лет.

  1. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет.

Если с первой частью статьи понятно, то для наступления ответственности по ч. 2 ст. 305 УК РФ законодатель оставил определение тяжких последствий открытым. Правого определения длительности лишения свободы в неправомерно вынесенном приговоре нет. На практике допускается применение ч.

2 указанной статьи и в отношении условного наказания длительностью от 2 месяцев. Часть исследователей уголовного права России считают, что санкция по ч. 2 ст.

305 УК РФ возможна лишь в случае, когда лицо неправомерно осуждено к фактическому лишению свободы в специализированных учреждениях (колониях).

Механизм привлечения к ответственности

Для возбуждения дела недостаточно установления факта вынесения неправосудного приговора. Необходимо получить решение судейской коллегии – ККС. Обращение подаётся председателем следственной комиссии с соблюдением юрисдикции.

То есть, если решение принято судьей районного суда, то обращением подается в ККС региона, если подозревается председатель районного суда, то направлять запрос необходимо в Высшую ККС. Комиссия может отказать следствию.

В таком случае, чтобы начать уголовный процесс, требуется подавать жалобу в вышестоящий квалификационный судейский орган.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *