Привлечение к суду за лжесвидетельство — Юридические советы

Мало кто знает, что в российском суде можно врать, не опасаясь никаких последствий. Что делать, если ваш оппонент постоянно меняет обстоятельства, которыми объясняет свои претензии? Юридическая служба «Нашей Версии» решила найти ответ на этот вопрос.

ООО «Диалан» (издатель газеты «Наша Версия») попала в абсурдную ситуацию в Хамовническом суде Москвы. Как только изначальная причина спора была дезавуирована, истец предъявил новые надуманные претензии.

Всё выглядит так, будто он подгоняет условия под желаемое решение своей задачи.

Вы спросите: как же уголовная статья за ложные показания? Отвечаем: она распространяется на свидетелей, экспертов и переводчиков, но не на истцов и ответчиков.

Главные герои судебных хроник, по сути, могут говорить что угодно, и ничего им за это не будет. Ложь истца мешает суду установить конкретные обстоятельства дела, что не только вредит репутации всей судебной системы. Решения судов, принятые на основе ложных показаний, обжалуются в вышестоящих инстанциях и, как следствие, приводят к росту нагрузки на судей. Вот почему это происходит.

Закон о «второй правде»

Судебная реформа идёт в России не первый год. Почти столько же судейское сообщество спорит о том, нужна ли ответственность за ложные показания для истцов и ответчиков. Одни считают, что сложившийся порядок даёт участнику процесса способ защитить своё право.

Истец и ответчик напрямую заинтересованы в исходе дела (причём в противоположном результате). Чья правда имеет место быть – должен решить суд, который обязан не только выслушать объяснения сторон, но и в совокупности изучить иные доказательства по делу.

Если лишить одну из сторон возможности отстаивать свою позицию (пусть и проигрышную), то процесс может потерять состязательность.

С другой стороны важно, чтобы такое поведение истца не привело к злоупотреблению правом. Поэтому иная часть судейского сообщества считает ситуацию в России парадоксальной.

Почему во всём цивилизованном мире участника судебного процесса наказывают за ложные показания, вне зависимости от его статуса, а у нас – нет? Почему только свидетелям и экспертам закон говорит, что врать нельзя? Наверное, все видели, как в американских фильмах герои, положив руку на Библию, клянутся говорить в суде только правду.

В британских судах искажение либо сокрытие фактов одной из сторон может перечеркнуть абсолютно все доказательства, на которые она опирается. Такая строгость стимулирует всех участников процесса отделять подтверждаемые факты от мнений, предположений и фантазий.

Правда может быть только одна. Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, факты на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ). От того, на сколько удастся доказать зависит исход дела.

Беспомощность суда против лжи

Неужели нет никакой управы на истца, если он откровенно пытается ввести суд в заблуждение? Противники уголовной ответственности говорят, что можно использовать уже имеющиеся законодательные нормы.

Действительно, в теории можно привлечь лжеца к ответственности по нескольким статьям Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, Гражданского кодекса (ГК) РФ и Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ.

По теме

В частности, в соответствии со ст. 151 ГК РФ можно отсудить у оппонента компенсацию морального вреда в случае, если он предоставил суду недостоверные сведения.

Статья 1064 ГК РФ позволяет отсудить компенсацию материального ущерба, если таковой причинён потерпевшему в результате обмана суда ответчиком.

Но практика показывает, что на данный момент суды, скорее всего, не станут применять указанные нормы при искажении фактов истцом.

В ряде случаев ложные показания дают повод привлечь их автора к ответственности по ч.1, ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). Но при таком раскладе придётся доказывать заведомый характер распространения порочащих сведений, а сделать это бывает непросто. Потому в лучшем случае вам придётся довольствоваться вынесенным в вашу пользу решением суда по предмету спора.

Безнаказанность порождает безответственность

Любой человек имеет право раскрыть своё видение ситуации, но факты он искажать не должен. Статья 431 ГК РФ устанавливает, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Но обстоятельства подписания документа оценивать сложнее.

Например, ответчик может настаивать, что оспариваемый договор был подписан в январе в Москве, а истец – что стороны договорились обо всём устно в августе при обмене сообщениями по электронной почте. В этом примере речь идёт о констатации двух разных фактов, одним из которых пытаются подменить другой.

К сожалению, обыватель привык в суде говорить то, что он хочет видеть в данной ситуации. А во всем мире, оказывается, суду надо говорить правду.

Привлечение к суду за лжесвидетельство — Юридические советы

Алёна Сероштан, Юридический отдел ООО «Версия»

Такова практика европейских судов, где участник процесса излагает факты, влияющие на исход дела, под действием «affido» (лат. – «клятвенно удостоверяю»). Такая «присяга» произносится непосредственно в самом процессе или у нотариуса.

Если суд заподозрит сторону в искажении информации, он вправе отказать в рассмотрении иска.

Поэтому каждый участник процесса, сообщающий под присягой какую-либо информацию, осознает, что несет ответственность за неё, вплоть до уголовной, что приводит не только к совершенствованию судебной системы, но и повышению уровня правосознания среди граждан, участвующих в процессе.

Некоторые наши сограждане, к сожалению, демонстрируют в судах полное отсутствие правосознания. Например, Евдокимов С. М. или его представитель по доверенности Николотова О. А. или Федина Л. А.

, директор юридической компании «Коннект», пытались лишить права собственности новых владельцев помещений в центре Москвы. Они хотели доказать, что цокольный и первый этажи дома по адресу Малый Могильцевский переулок, 4а являются «общими помещениями».

И что торги, проведенные по собственности города через площадку Сбербанка, по факту не могли продать площади жильцов.

Основанием были, похоже, лишь слова владельца комнаты в коммунальной квартире, который якобы хранил в указанных помещениях свои вещи, а также использовал их для прохода к техническим помещениям дома для снятия показаний со счётчиков. Предполагаем же мы только потому, что на самом деле неизвестно кто — юристы или жилец лавировал между собственными претензиями.

Привлечение к суду за лжесвидетельство — Юридические советы

Ни одного серьезного документа в поддержку своих слов они предоставить не смогли. Ответчик пояснил, что все приборы учёта находятся в совершенно ином месте, для прохода к ним доступ в спорные помещения не требуется.

Казалось бы, спор можно считать оконченным, но судебный процесс продолжается. Истец уточнил исковое заявление, исключив из него часть претензий, связанных с узлами учёта. Потом увеличил права требования в двадцать раз по площади! Потом в два раза сократил.

Никак представители Евдокимова не могли определиться, что придумать на этот раз и что ещё запросить у суда.

Просили и документы из Росреестра, и из БТИ, и экспертизу, и звали в суд всех, включая управляющую компанию, которая правда потом пояснила, что не знает ни о каком общем имуществе в этих помещениях. Звали и город, который владел и сдавал эти помещения Наркологии с 89 года.

Каждые поступавшие документы в итоге свидетельствовали, что нет оснований верить словам Истца. В итоге суд терял время, отвлекались другие госорганы, предоставлявшие документы, ответчик терял время, помещения стояли в ожидании решения суда без дела.

Никакой ответственности за свои прежние голословные обвинения он, скорее всего, не понесёт. Правда, юристы, которые представляют его интересы, вряд ли могут улучшить свою репутацию за счёт подобного ловкачества.

Пожалуй, институт репутации адвокатов – единственное, на что остаётся надеяться российскому правосудию на фоне несовершенства норм, направленных против лжесвидетельства.

Мнение

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»:

Привлечение к суду за лжесвидетельство — Юридические советы

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»

– К вышесказанному следует добавить, что наше издание сталкивается с данной проблемой не в первый раз. Чуть ли не в каждом процессе, где участвует наш издательский дом, истцы «манипулируют» первоначально предоставленными данными как им этого захочется.

И ответственности по законодательству за то, что обычно связывают с собственной невнимательностью или забывчивостью не несут. При этом наши юристы обращают внимание судов на данные факты, но суды должным образом не воспринимают их мнение.

Максимум судьи могут «пожурить» участника процесса за какой-либо «факт». Таким образом, мы видим здесь серьезную проблему, от которой зависят в первую очередь сроки рассмотрения судебных споров, которые зачастую искусственно затягиваются недобросовестными истцами.

Возможно, тут и стоит нашим законодателям обратить свой взор на европейский опыт.

Заставили дать ложные показания – как защититься

20 марта 2021

К сожалению, психологическое и физическое давление продолжают оставаться излюбленными приемами правоохранителей, позволяющим им добиться получения признательных показаний от граждан.

Об этом, например, свидетельствует статистика Европейского Суда по правам человека: так, по данным отчета за 2020 год, из 185 рассмотренных жалоб россиян в ЕСПЧ было удовлетворено 173 обращения. Причем чаще всего российские власти нарушали ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающую пытки и бесчеловечное отношение к кому бы то ни было.

Противозаконных средств добычи признательных показаний довольно много. Достаточно часто задержанные жалуются на избиения, применение электрошокеров, удушение, оставление на длительный срок без еды и воды, угрозы причинения вреда здоровью или необоснованного привлечения к ответственности.

В условиях жесткого прессинга гражданин готов подписать любые документы и сознаться в любом преступлении. При этом данные таким образом показания закрепляются посредством назначенных адвокатов, не соблюдающих Кодекс профессиональной этики адвоката и выполняющих чисто декоративные функции.

Что делать, чтобы не допустить принуждения к даче показаний?

Чтобы обезопасить себя от возможного насилия со стороны правоохранителей, обязательно заручитесь поддержкой адвоката при аресте.

Если у задержанного гражданина нет номера адвоката, он может позвонить родственникам и попросить им найти защитника: право на телефонный звонок в течение первых трех часов закреплено в ст.14 ФЗ «О полиции». Адвокат немедленно прибудет по названному вами адресу.

Практика показывает, что правоохранители не рискуют оказывать давление на задержанного во время дачи им объяснений в присутствии защитника.

До приезда адвоката:

  1. При задержании полицией не применяйте насилие по отношению к правоохранителям. Во-первых, в этом случае действия задержанного можно подвести под статью 318 УК РФ, а во-вторых, возникшие телесные повреждения полицейские смогут объяснить тем, что гражданин сопротивлялся или нападал на правоохранителей.
  2. Вежливо объясните полицейским, что вы не будете давать объяснений до приезда адвоката. Не рекомендуется общаться с правоохранителями даже на отвлеченные темы – опытные следователи незаметно для гражданина смогут получить нужную информацию.
  3. Не подписывайте никаких документов. Доказано, что человек, находящийся в стрессовой ситуации, не способен в полной мере понимать значение и смысл написанного.
Читайте также:  Предоставление земельного участка бесплатно — Юридические советы

Если вас заставили дать ложные показания

К сожалению, не всегда задержанному удается срочно вызвать уголовного адвоката. Что делать, если вы уже дали показания под угрозами или пытками?

  1. Если физическое воздействие было, обязано зафиксируйте данный факт. Например, если гражданин был отпущен из отдела, незамедлительно пройдите медицинское освидетельствование. Если задержанный был доставлен в ИВС или СИЗО, пройти медосмотр можно уже там.
  2. Подготовьте заявление в территориальный отдел управления СК по тому району, где применялось насилие. Укажите ФИО, звания сотрудников полиции, применявших незаконные методы воздействия, данные свидетелей, которые могут подтвердить ваши слова, а также иную важную информацию, попросите затребовать данные с камер видеонаблюдения. К заявлению следует приложить медицинскую документацию. Правоохранителей можно привлечь к уголовной ответственности по целому ряду статей: ст.286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), ст.302 УК РФ («Принуждение к даче показаний») , ст.303 УК РФ («Фальсификация доказательств и результатов ОРД») и т.д.

Как быть с самими признательными показаниями, данными под давлением? В этом случае сторона защиты может заявить следователю, дознавателю или прокурору ходатайство о признании какого-либо доказательства (например, показаний) недопустимым. Должностные лица могут сделать это и по собственной инициативе, но чаще всего этого не происходит.

Доказательства можно признать недопустимыми и в судебном процессе. Помощь адвоката в суде будет заключаться в подготовке и подаче соответствующего ходатайства в порядке ст.235 УК РФ.

 Бремя опровержения доводов стороны защиты возлагается на сторону обвинения (прокурора), но на практике Вам придётся самому доказывать допущенное в отношение Вас нарушение закона. Следует учитывать, что суды крайне критически относятся к подобным заявлениям, рассматривая их как попытку уйти от ответственности.

В случае, если признательные показания под давлением даны в присутствии защитника по назначению следует проверить, как было обеспечено участие адвоката, не был ли адвокат допущен в обход автоматизированной информационной системы распределения дел по назначению, а при установлении подобных фактов необходимо обратиться с жалобой в адвокатскую палату для их фиксации и привлечения адвоката-нарушителя к дисциплинарной ответственности (палаты довольно жестко реагируют на подобные факты, лишая адвоката, нарушившего установленный порядок, статуса).

В п.12 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 года № 55 указано, что если подсудимый изменит или откажется от признательных показаний по мотивам того, что они были даны под давлением, суд обязан запустить механизм проверки этого заявления. На практике такая проверка обычно сводится к вызову следователей или оперативников, принимавших участие в тех или иных действиях.

Если подсудимый сообщил не просто о давлении, о применении физической силы в отношении себя (то есть фактически о преступлении), то суд должен отложить судебное разбирательство и направить заявление руководителю следственного органа для проверки. Здесь-то и потребуются свидетельские показания, медицинские заключения и прочие доказательства.

Итак, если гражданина заставили дать показания под давлением или угрозой, это не значит, что шансов защититься нет. Грамотный адвокат сумеет обратить ситуацию в вашу пользу, добившись признания тех или иных доказательств недопустимыми и привлечения представителей властных структур к уголовной ответственности.

Привлечение к суду за лжесвидетельство — Юридические советы

Прокурор разъясняет: об уголовной ответственности за заведомо ложный донос

Статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации установлена уголовная ответственность за заведомо ложный донос  о совершении преступления.

Основным объектом заведомо ложного доноса являются интересы правосудия. В качестве дополнительного непосредственного объекта этого посягательства могут выступать интересы личности, т.е. тех граждан, которых необоснованно подозревают в совершении преступления.

Общественная опасность преступления состоит в том, что оно нарушает нормальную работу правоприменительных органов, занимающихся проверкой заведомо ложного сообщения о совершении преступления, может повлечь необоснованное возбуждение уголовного дела, привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного. Неверная информация отвлекает силы и внимание органов следствия и дознания от борьбы с действительными преступлениями.

Объективная сторона состава преступления характеризуется активными действиями, которые заключаются в заведомо ложном сообщении о совершении преступления — как о событии преступления, так и о лицах, его совершивших.

Заведомо ложный донос может быть устным, письменным, выполненным по телефону, через других лиц и другими способами. Не имеет значения и то, назвал доносчик свое подлинное имя, намеренно изменил его или сделал анонимный донос.

Согласно  ч.7 ст.141 УПК РФ анонимные заявления не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела. Однако данная норма не означает, что анонимные заявления вообще не принимаются во внимание правоохранительными органами.

Анонимные заявления, содержащие сведения о готовящемся или совершенном преступлении, могут и должны быть проверены органом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий, прежде всего путем проведения соответствующих гласных или негласных оперативно-розыскных мероприятий, по результатам которых  решается вопрос  о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, анонимные сообщения о преступлениях проверяются, ложная информация отвлекает силы и внимание правоприменительных органов от борьбы с действительными преступлениями, нарушая тем самым интересы правосудия. Следовательно, анонимные доносы подпадают под действие ст.306 УК РФ.

Заведомо ложный донос является оконченным преступлением с момента получения сообщения (заявления) указанными выше органами или их должностными лицами.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом.  Виновный сознает, что сообщает правоохранительным либо иным органам, обязанным реагировать на это сообщение, ложные, не соответствующие действительности сведения о совершении преступления, и желает совершить эти действия, т.е. ввести в заблуждение соответствующие государственные органы.

Мотивы ложного доноса в большинстве случаев носят личный характер (месть, зависть, ревность, неприязненные отношения, стремление скрыть истинного преступника и др.). Обычно это преступление совершается со специальной целью — возбуждение уголовного дела и привлечение конкретного невиновного лица к уголовной ответственности.

Субъектом ложного доноса может быть любое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Заведомо ложные показания подозреваемого о совершении преступления другим лицом, совершенные с целью избежать уголовной ответственности, состава заведомо ложного доноса не образуют, поскольку являются способом защиты от обвинения.

Свидетели и потерпевшие, дающие ложные показания по обстоятельствам дела, должны нести уголовную ответственность по  ст. 307 УК РФ. Но если в ходе показаний они делают ложное заявление об ином преступлении, то в их действиях будет состав заведомо ложного доноса.

За совершение, преступления, предусмотренного ч.1 ст.

306 УК РФ  может быть назначено наказание  в виде штрафа  в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательных работ на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительных работ на срок до двух лет, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, а также  лишение  свободы на срок до двух лет.

В  части 2  ст. 306 УК РФ содержится квалифицирующий признак — донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Для вменения этого признака необходимо, чтобы в доносе содержалось указание на конкретное лицо, якобы совершившее это преступление.

Данное преступление наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Часть 3  ст. 306 УК РФ  предусматривает уголовную ответственность за донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения,  т.е.

за фальсификацию, имитацию  доказательственных фактов, которых на самом деле нет (например,  предоставление  подставных свидетелей, изготовление фальшивых вещественных или письменных доказательств), что влечет наказание  в виде принудительных работ на срок до пяти лет либо лишения свободы на срок до шести лет.

  • Начальник уголовно-судебного отдела
  • прокуратуры Камчатского края
  • старший советник юстиции
  • Максим Дудин
  • Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

Лжесвидетельство и наказание за это..

Лжесвидетельство и наказание за это

         Лжесвидетельство — это умышленная дача заведомо ложных свидетельских показаний в суде либо при производстве предварительного расследования. Статьей 307 УК РФ предусмотрено наказание за это деяние. Наказание может быть разным, от штрафа до лишения свободы.

Оно зависит, прежде всего, от степени ущерба, нанесенного лжесвидетельством. А ущерб может быть очень велик: лжесвидетель может оклеветать невинного человека, обеспечить алиби преступнику, из-за его показаний человек может лишиться квартиры или другого имущества.

         Бывает, что ложные показания не оказывают столь пагубного влияния на ход следствия и результаты суда. Но в этом случае лжесвидетельство все равно остается уголовным преступлением. При вынесении приговора учитывается также личность лжесвидетеля, наличие/отсутствие у него судимостей, обстоятельства дела.

         Об ответственности за дачу ложных показаний свидетель предупреждается перед допросом и перед дачей показаний в суде.

         И все же случаи лжесвидетельства в судах РФ не так уж редки, как могло бы показаться.

Так в течение 2013 года следственным отделом МО МВД России «Юргамышский» расследованы и направлены в суд для рассмотрения по существу 5 уголовных дел, в отношении пяти лиц, которые при рассмотрении уголовных дел в судебном заседании дали заведомо ложные показания. В отношении всех лиц вынесены обвинительные приговоры и назначены наказания.

        Люди лгут на допросе и в суде ради помощи своим знакомым, или за деньги, или чтобы выгородить себя. В последнем случае иногда получается наоборот: из-за незнания законов человек умудряется не спасти, а оклеветать.

         Иногда причиной лжесвидетельства является запугивание свидетеля. Если эта ситуация откроется, то свидетель не несет наказания. Также  свидетель освобождается от наказания, если он добровольно до вынесения приговора суда заявил о ложности данных им показаний.

         Весьма показательны случаи, когда человек дает различные показания на допросе и в суде. Это не имеет никакого смысла, так как и те, и другие показания письменно фиксируются и под ними свидетель ставит свою подпись. Его индивидуальная подпись без труда идентифицируется экспертами-почерковедами.

Читайте также:  Выбор договора для проведения совместной деятельности. — Юридические советы

         Каждый из нас может в какой-то момент оказаться свидетелем в суде.

Поэтому важно помнить, что лжесвидетельство — это серьезное преступление, доказать его чаще всего не составляет никакого труда. Лжесвидетель неминуемо понесет ответственность за свое преступление.

В этом случае никакая благодарность от тех, кто заставил свидетеля пойти на ложь и клевету, не оправдает ее тяжких последствий.

И.В. Трунова, следователь

Какова отвественность за дачу/фальсификацию ложных показаний/доказательств

В уголовном, административном и гражданском производстве все чаще применяется фальсификация доказательств — противозаконный метод, позволяющий адвокатам или другим участникам процесса выиграть дело. Такие действия противоречат законодательству, искажают суть и принципы судебного процесса. Ниже рассмотрим правовые моменты, связанные с фальсификацией — что это такое, как ее распознать, и какая ответственность предусмотрена законами РФ за преступление.

Что это такое

Фальсификация — термин, характеризующий осознанное изменение фактов, используемых в судебном процессе в качестве основного или дополнительного доказательства. Искаженные и неправдивые данные передаются суду для рассмотрения, что часто сбивает его с правильного пути и подталкивает к вынесению несправедливого решения.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Фальсификация имеет место при следующих действиях:

  • Судебный орган получил в качестве доказательной базы поддельные документы или предметы, не имеющие связи с изучаемым вопросом.
  • Суду переданы предметы или документы, которые перенесли значительные правки, из-за чего суть доказательств значительно искажена.
  • Представители Фемиды получили в распоряжение данные о событиях по делу, не соответствующие истине. При этом лицо, передающее эту информацию, осознает их ложность.

Подделка доказательной базы — распространенное явление, которое отражено в уголовном и процессуальном праве РФ. Так, с учетом АПК РФ (статьи 161) при подаче заявления о фальсификации доказательств судебный орган:

  • проводит разъяснения о последствиях такого обращения
  • убирает неправдивую доказательную базу из дела и не учитывает ее
  • изучает правдивость информации, изложенной в заявлении

Для подтверждения факта фальсификации доказательств требуется экспертная оценка или проведение иных мер.

По ГПК РФ вопрос подделки доказательной базы рассматривается менее подробно. Здесь этот термин заменяется «подлогом». Так, в статье 186 документа указано, что при получении заявления о фальсификации доказательств суд вправе запросить экспертизу или предложить участникам процесса предъявитm дополнительную доказательную базу.

Иными словами, АПК обязует, а ГПК предусматривает право на проведение такой проверки. Но и это не все. Если в административном праве ложные доказательства исключаются из дела сразу до выяснения обстоятельств, в гражданском кодексе такое требование не оговаривается.

Как выявить подделку, признаки подлога

Чтобы распознать фальсификацию доказательств, не нужно иметь каких-то особых познаний в сфере юриспруденции. Участнику дела достаточно вникнуть в доказательную базу по делу и поговорить с участниками процесса, чтобы выявить подлог.

Иногда для определения подделки можно пойти на хитрость. Некоторые адвокаты при изучении материалов дела ставят на особо важных листах отметки, о которых знают только они.

Если из дела пропадает какой-то лист, это дает повод для подачи заявления о фальсификации.

И если в уголовном праве распознать фальсификацию доказательств проще, в арбитраже или гражданских вопросах сделать это труднее. Лучший метод — втереться в доверие к клиенту и дать разъяснения по делу. Кроме того, существует ряд признаков, по которым можно распознать подлог:

  • В доказательствах имеются явные противоречия.
  • У доказательной базы отсутствуют другие подтверждения. К примеру, информация о тех или иных финансовых действия не подтверждена данными бухотчетности.
  • «Странное» поведение оппонента при передаче доказательств. Информация выдается суду не сразу, а через какое-то время после начала процесса. Сфальсифицированные доказательства часто появляются ниоткуда в ответ на какие-то требования оппонента.
  • Имеются сомнения в возможностях субъекта вести определенные гражданско-правовые взаимоотношения. К примеру, обычный человек дает кредит компании размером в несколько миллионов долларов.

Вне зависимости от типа фальсификации важно провести проверки. К примеру, подлог подписи трудно определить без привлечения эксперта. Но здесь главное не особенности экспертизы, а сам факт подделки доказательств. Появление подозрений, как правило, позволяет быстро вывести злоумышленников на «чистую воду», исключив «лишние» доказательства из дела.

Как правильно требовать экспертизы

Если появляются подозрения на фальсификацию доказательств, важно сразу заявить об этом в суд первой инстанции. Если не предпринимать никаких действий, суд примет подложную доказательную базу. Подача заявления с просьбой проведения экспертизы принимается судом в том случае, если заявитель подтвердил свои слова доказательствами. В ином случае его обращение могут отклонить.

Причина в том, что факт подачи заявление не имеет силы для суда и часто используется для затягивания дела.

Кроме того, заявитель должен помнить об уголовной ответственности за попытку обмана суда неправдивым донесением. Вот почему подача ходатайства должна подтверждаться не домыслами, а конкретными фактами.

В некоторых случаях проведение экспертизы не нужно. Иногда суд использует внутренние инструменты и ресурсы для проверки.

Тонкости подачи заявления

В ГПК РФ прописан четкий порядок составления и подачи бумаг для рассмотрения судебным органом. Это касается и заявления с указанием факта фальсификации доказательств. Так, по требованиям законодательства такое ходатайство подается письменно (АПК РФ, статья 161). Интересно, что в ГПК РФ специальных требований, касающихся формы документа, не предусмотрено.

У заявления, оформленного в письменном виде, имеется большой минус. Такой документ требует затрат времени на рассмотрение, поэтому вовремя определить фальсификацию доказательств и исключить их из дела не всегда получается. Более того, для подачи ходатайства о наличии подлога у составителя должна быть полная доказательная база.

Вот почему в разъяснении ВАС РФ рассмотрена возможность подачи заявления о подлоге в устной форме с последующим отражением заявления в протоколе. При этом заявитель уведомляется о необходимости подкрепления своих слов ходатайством. Главное преимущество в том, что информация сразу фиксируется судом и позволяет исключить из дела сфальсифицированные доказательства.

Оформление ходатайства

В законах РФ нет четких требований к заполнению заявления о фальсификации доказательной базы. Такая особенность имеет ряд недостатков. В частности, каждый суд может установить собственные правила к наполнению документа, а при ошибочном заполнении бумага отклоняется.

Чаще всего в заявлении указываются следующие данные:

  • наименование суда
  • данные по сторонам процесса
  • ФИО лица, которое заявляет о фальсификации доказательств
  • описание подлога
  • список доказательств, свидетельствующих о подделке

Вместе с заявлением передается документация, которая подтверждает подделку.

Право подачи ходатайства предусмотрено любым участником процесса. Это право закреплено в АПК РФ (статье 161). Что касается ГПК, в нем такая возможность предоставляется тем лицам, которые имеют подобные права.

В обоих случаях формулировка размыта, что не позволяет определить точный список лиц, имеющих право обратиться к суду с информацией о фальсификации доказательств.

В частности, не понятна возможность подачи такого заявления частным лицом, выступающим в роли независимого субъекта.

Действия суда

По АПК РФ после получения заявления суд обязан проверить правдивость заявления по делу. Если это необходимо, он требует дополнительные доказательства и назначает проверку. При определении способа проведения экспертизы судебный орган исходит с позиции наибольшей эффективности. Как правило, суды назначают следующие способы проверки:

  • экспертиза
  • запрос оригиналов подозрительной документации
  • показания свидетелей и т. д.

Как правило, лучшим способом выявления фальсификации является экспертиза доказательств. Судебный орган вправе запросить проверку подписей и печатей на факт подлинности без привлечения специалистов. К примеру, если по словам ответчика в договоре подделана подпись подписанта, суд вправе вызвать этого субъекта и определить принадлежность подписи.

Особенности заявления о подделке

Многие адвокаты идут на хитрость. При наличии подозрений на фальсификацию доказательств они требуют предъявить оригинал. Если вторая сторона не передает необходимый документ, копия теряет свою первоначальную силу. В случае, когда оригинал все-таки передается, его нужно приобщить к делу, чтобы впоследствии можно было привлечь к ответственности за подлог.

Если речь идет об уголовном деле, заявление о фальсификации будет актуальным после озвучивания всех доказательств. В этом случае можно подавать заявление и требовать проведения проверки подозрительных документов. Иногда лучше заявить о подлоге еще на предварительном следствии, чтобы избежать отказа суда.

Недостаток действующего УПК РФ в том, что в нем указано обязательство следователя информировать участников процесса о назначении экспертизы, но не указаны граничные сроки. В результате субъекты заседания информируются уже после получения результатов, что является недопустимым.

Принятие ходатайства судом и назначение экспертизы — лишь 50% успеха. Сложность в том, чтобы поручить дело настоящим экспертам.

Суд вправе сам выбирать способы проверки заявления, поэтому задача заявителя убедить его в том, что лучше отдать дело той или иной компании.

Для этого нужно «давить» на более низкую стоимость и высокую скорость проведения. Такие эксперты всегда назначаются в первую очередь.

Ответственность

За фальсификацию доказательства субъект, принимающий участие в деле или его представителем, может получить реальное наказание. Так, если речь идет об делах по ГК РФ или КоАП, виновную сторону ожидают:

  • штрафные санкции — 100-300 т. р.
  • обязательный труд — до 480 ч.
  • исправительные работы — до 24 мес
  • арест на срок до 4-х мес.

Если подделка доказательной базы произошла в уголовном деле, злоумышленник получает следующее наказание:

  • ограничение свободы — до 3-х лет
  • принудительный труд — до 3-х лет
  • тюрьма — до 5-ти лет

В последних двух случаях может накладываться дополнительное ограничение на занятие определенных должностей сроком до 36 месяцев.

Если подделка доказательной базы имеет место в уголовном деле при расследовании тяжкого или особо тяжкого деяния или в случае, если подлог имел тяжкие последствия, злоумышленника ожидает тюрьма до 7 лет. Кроме того, он не сможет занимать определенные должности в срок до 36 мес.

В случае фальсификации данных по оперативно-розыскной работе уполномоченным лицом для привлечения к ответственности субъекта, не имеющего к делу отношения, и в иных случаях, также предусмотрено наказание. Меры воздействия:

  • штраф до 300 000 р.
  • запрет на занятие определенных должностей сроком до 5 лет
  • тюрьма до 4-х лет

Итоги

Судебная практика показывает, что суды, как правило, не игнорируют обращения о фальсификации доказательств и принимают заявления. Но для этого нужно подтвердить свои слова документами.

Читайте также:  Регистрация право собственности — Юридические советы

По результатам первичной проверки судебный орган принимает решение о необходимости экспертизы. Для этого привлекаются сторонние эксперты или проверка осуществляется силами суда. При выявлении нарушения злоумышленник привлекается к ответственности по УК РФ.

Степень наказания зависит от дела, где фальсифицируются доказательства, и иных обстоятельств.

Помощь юристов при фальсификации доказательств доступна на сайте бесплатно:

  • Статья на нашем сайте: Фальсификация доказательств: подача заявления и ответственность
  • ————————————————————————————————Подписывайтесь на наш канал «Федзакон», ставьте лайки и пишите, что вы думаете по этому поводу.
  • Если Вам нужна юридическая помощь, консультация специалистов, заходи к нам на сайт, мы обязательно поможем.

Делитесь информацией с друзьями в социальных сетях. А также подписывайтесь на наши соц. сети (ссылки в профиле)

Применима ли к адвокату-защитнику норма УК РФ о фальсификации доказательств?

21 апреля в Басманном районном суде прошло три судебных заседания, на которых повторно рассматривались постановления о проведении обысков в адвокатском кабинете и в квартире адвоката Александра Лебедева, в отношении которого расследуется уголовное дело по обвинению в фальсификации доказательств.

Осенью 2017 г.

Александр Лебедев принял поручение на защиту Екатерины Краснихиной, обвиняемой по уголовному делу о растрате, потерпевшим по которому признан сын Генерального прокурора России, адвокат Артем Чайка.

В сентябре женщине была изменена мера пресечения с подписки о невыезде на домашний арест с установлением запрета покидать место жительства без разрешения органа предварительного следствия.

В октябре следователь удовлетворил ходатайство обвиняемой и ее защитника, которые просили предоставить ей разрешение на посещение с новорожденным ребенком медицинского перинатального центра.

Следователь разрешил женщине отлучиться из дома на четыре часа 12 октября – с 8:00 до 12:00.

Однако своевременно Екатерина Краснихина домой не вернулась, опоздав почти на 2 часа, что дало повод следователю обратиться в суд с ходатайством об изменении меры пресечения на заключение под стражу.

Суд согласился с доводами следствия о допущенном нарушении избранной меры пресечения, выразившемся в том, что Екатерина Краснихина находилась в неизвестном месте в течение 2 часов после полудня 12 октября, и вынес постановление о заключении женщины под стражу. Впрочем, через 4 дня судебный акт был отменен как неправосудный, и Краснихина вернулась домой.

Совершенно неожиданно, более чем через месяц после этого в отношении Александра Лебедева было возбуждено уголовное дело, а 15 декабря он был привлечен в качестве обвиняемого. Адвокат обвинялся в том, что он предъявил суду в качестве доказательства заведомо подложную справку о посещении Краснихиной медицинского перинатального центра, которая была приобщена к материалам дела.

Таким образом, по версии следствия, Александр Лебедев совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 303 УК РФ, – фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении.

В качестве подтверждения этому следствие, в частности, привело показания врача-педиатра, выписавшей справку о пребывании Екатерины Краснихиной в перинатальном центре 12 октября.

Врач сообщила, что на самом деле справка была выдана через несколько дней после этого по просьбе Краснихиной, которая ввела ее в заблуждение.

Следствие посчитало, что Александр Лебедев достоверно знал, что его подзащитная не посещала медицинское учреждение, и, предъявляя справку, преследовал цель принятия судом на основе подложных доказательств незаконного решения об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об изменении меры пресечения в отношении Екатерины Краснихиной.

После предъявления обвинения в рабочем и жилом помещениях адвоката были проведены обыски.

Первоначально защиту Лебедева осуществлял адвокат АП Калужской области Александр Редькин, а в конце января 2018 г. в качестве защитника в дело вступил Генри Резник. Он пояснил, что вступил в дело именно как вице-президент Федеральной палаты адвокатов и как председатель Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов, потому что ФПА рассматривает ситуацию с Александром Лебедевым как искусственное создание дела в отношении адвоката, как вызов всей адвокатуре и едва ли не как объявление ей войны. «Потому что это фактически рушит основы нашей профессии – доверительные отношения адвоката и клиента», – пояснил он.

Вступив в дело, Генри Резник незамедлительно подал следователю ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении адвоката Лебедева, указав, что тот привлечен к уголовной ответственности незаконно и необоснованно. Однако в удовлетворении ходатайства следователем было отказано, а затем в удовлетворении жалобы на это отказал и его начальник.

Однако в дальнейшем защите Александра Лебедева удалось добиться в Мосгорсуде отмены постановлений суда, санкционирующих проведение обысков у адвоката, – дела были направлены на новое рассмотрение в Басманный районный суд г. Москвы. При этом апелляционная инстанция указала, что при повторном рассмотрении первой инстанции надлежит решить вопрос о законности возбуждения уголовного дела.

«Должен сказать, что это нечасто встречалось в моей практике, – прокомментировал “АГ” Генри Резник. – Может быть, такие случаи и были, но именно в рамках расследования самого дела, а не при рассмотрении вопроса о законности обысков».

Вместе с тем, как отметил вице-президент ФПА, Мосгорсуд не указал, в чем именно заключается незаконность возбуждения дела. По словам Генри Резника, незаконность возбуждения может быть связана с двумя моментами – формальным и содержательным.

«Формальный момент заключается, например, в том, что дело возбуждено ненадлежащим субъектом. В данном случае – это начальник одного из семи управлений Следственного комитета, тогда как, согласно ст.

448 УПК РФ, в отношении адвоката дело возбуждать должен руководитель следственного органа СК РФ по субъекту Российской Федерации.

Однако Мосгорсуд уже сформировал позицию по данному вопросу и признает такой порядок возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов законным со ссылкой на внутренний приказ председателя СКР», – рассказал Генри Резник.

Таким образом, по его мнению, Мосгорсуд имел в виду содержательный момент, указав на недостаточность данных, указывающих на признаки преступления. «В ходатайстве о прекращении уголовного дела мы указывали, что имеется сразу несколько оснований, препятствующих его возбуждению. Во-первых, ст. 303 УК РФ о фальсификации доказательств неприменима к адвокату в принципе, потому что адвокат никакие доказательства в процессуальном смысле не собирает!» – подчеркнул вице-президент ФПА.

Генри Резник пояснил, что в процессуальном смысле доказательства собирают и формируют только лица, ответственные за проведение процесса в конкретных стадиях судопроизводства, – дознаватель, следователь, прокурор и судья.

А применительно к другим участникам процесса, включая адвоката-защитника, этот термин употребляется чисто технически, поскольку иначе в УПК пришлось бы писать каждый раз целые фразы о документах и сведениях, которые могут иметь доказательное значение.

Он также отметил, что уже в самом первом комментарии к УПК, вышедшем в 2004 г.

под редакцией Елены Мизулиной, возглавлявшей тогда рабочую группу Госдумы по разработке Кодекса, и Дмитрия Козака – на тот момент заместителя руководителя Администрации Президента, который курировал это направление, было разъяснено, что в строгом процессуальном смысле собирают, проверяют и оценивают доказательства только уполномоченные на это субъекты, которые действуют в строго определенных процессуальных формах. И поэтому адвокат не в силах придать сведениям, которые он собирает, свойство допустимости.

«Доказательства, как неоднократно разъяснял ВС РФ, – это единство двух свойств: допустимости и относимости», – напомнил вице-президент ФПА.

Он также отметил, что злополучная справка вдвойне неотносима, поскольку при рассмотрении судом ходатайства следователя об изменении меры пресечения Екатерине Краснихиной она вообще не фигурировала как доказательство.

А само решение о заключении ее под стражу просуществовало всего 4 дня, после чего было отменено. «То есть тогда, когда возбудили дело в отношении Лебедева и когда испрашивали разрешение на обыск у суда, этого решения уже больше месяца юридически не существовало.

Иными словами, следователи пришли в суд испрашивать разрешение на обыски, которые были связаны с отмененным постановлением суда. Таким образом, сами органы следствия совершили действия, в которых неправедно обвиняют моего коллегу Лебедева», – подчеркнул Генри Резник.

КЭС изучила вопрос о сомнениях адвокатов в достоверности полученных от доверителя документовРассмотрен проект разъяснений Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о применении профессиональных этических норм в такой ситуации

Кроме того, он подчеркнул, что в действиях адвоката отсутствует субъективная сторона преступления, а именно умышленная вина.

Генри Резник пояснил, что Александр Лебедев принимал различные меры для сбора дополнительных данных в подтверждение того, что Краснихина была в медцентре: получил чек из кафе, которое она посетила, запрашивал записи с камер наблюдения, делал запросы в медцентр, но так и не получил на них конкретных ответов о том, была она там или нет.

Были серьезные основания полагать, что медицинский центр не давал такого рода сведений потому, что у организации появился свой интерес: Краснихина утверждала, что принесла туда анализы своего ребенка, а они были утеряны.

«Более того, адвокат получил справку от своей подзащитной, которую ей выдала лечащий врач. Справка абсолютно настоящая, а не подделка. Поэтому приписывать ему достоверное знание о том, что справка содержит ложную информацию, – нельзя. Пункт 7 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката предписывает, что адвокат при исполнении поручения исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки. А у сотрудников СК, как я уже говорил в суде, какое-то повреждение в мозгах. Они наделяют свои предварительные доказательства окончательной, заранее установленной силой. Поэтому они считают, что если есть доказательство, которое получено защитой, и есть доказательства, которые они получили, то, оказывается, адвокат-защитник не должен доверять своему подзащитному. И в принципе адвокат должен отмести все, что он нашел. Он должен рассматривать доказательства стороны обвинения как абсолютно достоверные. А если адвокат критически относится к этим доказательствам – значит, он совершает преступление», – рассказал Генри Резник.

Несмотря на все эти аргументы и явное указание Московского городского суда, Басманный районный суд уклонился от рассмотрения доводов защиты и подтвердил законность как проведенных обысков, так и возбуждения самого уголовного дела.

«Сейчас все опять перемещается в Мосгорсуд, так как мы с Лебедевым подали апелляционную жалобу, в которой обратили внимание на то, что указание о проверке законности возбуждения дела районным судом проигнорировано.

Ждем дальнейшего развития событий», – подытожил адвокат.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *